Официальный дилер John Deere
+7 (4234) 35-96-34 Приморский край, с. Михайловка, ул. Паровозная, 33А
John Deere
Все новости

Александр Ермашов: «Необходимо искать замену европейской сельхозтехнике, иначе мы столкнемся с нехваткой запчастей»

На старте весенней посевной кампании американский производитель сельскохозяйственной техники John Deere приостановил работу в России – а это был один из крупнейших поставщиков. Паузу, судя по всему, взяли немецкие Claas и Krone. Практически недоступны отечественным аграриям машины и менее именитых брендов Challenger, Fendt, Massey Ferguson, Valtra.

Из-за западных санкций как никогда остро стоит вопрос о том, не столкнутся ли воронежские фермеры с дефицитом техники? Возможно ли заместить сельскохозяйственную продукцию из западных стран белорусскими аналогами? Можно ли с помощью соседнего государства организовать производство аграрных машин в Воронежской области? Об этом «Обозреватель.Врн» поговорил с председателем совета директоров ООО «Воронежкомплект», которое специализируется на поставках сельхозтехники и оборудования, Александром Ермашовым.

– Воронежская делегация не так давно посетила Республику Беларусь. Удалось ли добиться каких-то конкретных договоренностей?

– Мы работаем с белорусами более 20 лет. В товарообороте «Воронежкомплекта» в разное время приходилось до 50% на продукцию из Беларуси. В последние годы эта цифра, правда, была чуть меньше, потому что мы начали сотрудничать с немецкими, французскими, итальянскими, испанскими компаниями. «Белорусская» доля в общем объеме выручки сместилась до 30%. Но сегодня коммунальные и аграрные машины из соседней республики крайне востребованы в России, в том числе в Воронежской области, поэтому нам необходимо найти точки взаимовыгодного сотрудничества и наращивать товарооборот.

Так, в результате поездки в Беларусь мы договорились о создании на базе нашего филиала неподалеку от города Лиски экспозиции белорусской техники. В соседнем государстве удалось сохранить массу небольших производителей, многие из которых еще в советские времена входили в систему выпуска сельскохозяйственной техники. И они не развалились как это, к сожалению, произошло у нас. Эти площадки готовы работать – выпускать технику для обработки почвы, заготовки семян, раздачи кормов и решения других аграрных задач. Наша же цель – максимально представить белорусских производителей отечественным фермерам.

– Насколько может вырасти товарооборот белорусской техники в Воронежской области?

– Думаю, в два раза – примерно до 3 млрд рублей. Рассчитываем, что столько товарооборот с братской республикой составит уже в этом году. Может, и больше. Необходимо заместить европейских производителей белорусскими. Ситуация серьезнейшая, но сейчас ее наши аграрии, пожалуй, не прочувствовали в полной мере. Однако буквально через полгода мы можем столкнуться с нехваткой запчастей для сельхозтехники.

Весенние посевные работы прошли в штатном режиме. Уверен, наши сельхозпроизводители в этот сезон не заметили тяжелой политической ситуации, потому что были старые наработки, были запасы. Но в октябре или ноябре вопрос может обостриться. Так, у наших сельхозпроизводителей уже практически на исходе гидравлические насосы. Эти комплектующие производили на Украине. Около 90% их выпускали в Кировограде. Сегодня стоит задача восполнить этот пробел. Есть возможность на базе белорусского «Амкодора», который обладает мощнейшими компетенциями в этих вопросах, организовать совместное предприятие в Воронежской области.

Сегодня даже в Беларуси ощущается дефицит отдельных комплектующих, хотя они-то минимально зависимы от европейских поставщиков. В соседнем государстве производят собственные гидравлику, электронику, компьютерные блоки. Но спрос сейчас сумасшедший, потому что практически нет альтернативы.

– А по качеству белорусская техника столь же эффективна?

– Белорусские производители предлагают конкурентоспособные машины. Если положить руку на сердце, в отдельных аспектах они могут уступать европейским CLAAS или John Deere – например, по потерям зерна. Но то же «Полесье» и стоит в два раза дешевле! Поэтому получается более справедливое соотношение цены и качества. Мелкие фермеры никогда не купят за 30 млн рублей «именитый» комбайн, они лучше вложат 18 млн в ту же машину «Полесье». А сегодня и выбирать-то не приходится.

Чтобы вы понимали, насколько важна нам Беларусь, скажу, что я отправляю туда 15 своих сотрудников для поиска потенциальных поставщиков. Мы знакомимся с представителями небольших заводов, о которых ранее даже не слышали, но они делают надежные стартеры, генераторы.

С крупными-то производителями работали и раньше. Сейчас, например, выходим на Минский автомобильный завод (МАЗ). Потому что КАМАЗ не дает точные сроки по выпуску машин. Мы не понимаем, что будет дальше с этим заводом. Они в своем время переориентировались на импортные комплектующие: кабины, двигатели, коробки передач. А где теперь все это брать? Поэтому, вероятно, придется откатиться на годы назад, чтобы вновь начинать развивать собственные наработки. В МАЗе тоже есть проблемы. Например, чтобы получить машины, нужно заплатить и ждать три месяца. Но если мы разбавим КАМАЗЫ теми же Мазами, то сможем закрыть потребности воронежских сельхозпроизводителей.

– А сами-то воронежские фермеры уже проявляют интерес к той же белорусской технике?

– Как я уже говорил, они еще не прочувствовали необходимость производить замещение, потому что пока есть база из западных машин. В золотые годы, когда цена на зерно и на подсолнечник была сумасшедшая, аграрии чувствовали себя хорошо – есть запас прочности. Но мы, как связка между производством и сельским хозяйством, сразу поняли, что будет дальше, надо начинать уже сейчас искать замену тем поставкам, что были из Европы.

Емкость рынка Воронежской области по сельхозтехнике и запчастям для нее мы оцениваем сегодня в 30 млрд рублей. Это минимум. Думаю, в действительности речь может идти о 50-60 млрд. И мы видим, что у нас нет заводов, которые могли бы закрыть потребность на такие суммы.

Свежий пример: крупный холдинг, который раньше работал только на технике John Deere, сегодня отправил представителей вместе с нашими сотрудниками на Кировский тракторный завод, чтобы оценить серьезность этого производства. К слову, завод выпускает хорошую технику. Но они продавали лишь 50 единиц в год. Если завод не подведет и сможет обеспечить необходимый объем комплектующих, то этот объем легко может вырасти до 100.

К Новому году, когда у фермеров появятся деньги, а на них ничего из старых моделей нельзя будет купить, наверняка они задумаются о плане «Б».

– Но, быть может, не только Беларусь, но и условная Индия может стать нашим поставщиком? Допустим, не своей, а «чужой» техники под своим именем.

–  Подобное возможно. Такие каналы, вероятно, помогут получить какие-то машины из той же Италии или Испании. Но рвутся логистические пути. Например, сейчас стоимость логистики по отдельным продуктам выросла в три раза. А значит увеличивается и конечная цена самих товаров.

– Сейчас наиболее перспективный вариант – открытие филиалов белорусских производств на воронежской земле?

– Да, такая задача стоит. Насколько знаю, региональное правительство, акцентирует внимание производителей из соседнего государства на том, что у нас есть особая экономическая зона – это преференции по налогам. Землю готовы давать бесплатно, как и подключать к коммуникациям.

Но проблема еще и в том, что на постсоветском пространстве практически уничтожено станкостроение. Где брать станки? Основные-то производители – Италия, Германия, Япония. Но они свою продукцию не дают. Китай в этом плане тоже пока не очень торопится нам помогать. Хотя переговоры мы ведем. В Беларуси есть станкостроение, но не настолько высокого уровня, чтобы производить компьютерные блоки или схемы.

Однозначно, наша задача – усилить это направление. Белорусы нас не подводили и, уверен, не подведут. Но помимо их производства, конечно, нужно думать о своем, потому что мощностей соседней республики банально не хватит на всю Россию. Нам нужно брать пример с Беларуси, ведь со времен СССР они не только не разрушили старые производства, но и приросли новыми, развивают технологии, становится современнее и их оборудование.

Я, например, проработав 30 лет в данном секторе, не могу вспомнить ни одного разрушенного предприятия в Беларуси. Даже если и были остановленные площадки, то на их месте запускали что-то новое и более востребованное.

Виктор Левшаков